Барнаульский писатель и драматург номинирован на престижную литературную премию

Барнаульский писатель и драматург номинирован на престижную литературную премию

Фото: info-vb.ru

Имя известного барнаульского писателя, поэта и драматурга Александра Строганова, чьи произведения сегодня активно издаются, а пьесы ставятся не только в театрах нашей страны, но и за рубежом, вновь громко прозвучало в писательском сообществе. Его роман «Стравинский» попал в список номинантов престижной российской литературной премии «Национальный бестселлер» (в лонг-лист вошло 46 произведений, шорт-лист будет объявлен 9 апреля).

Александр Строганов: «В своем романе я поразмышлял о жизни человека средних лет в контексте музыки Стравинского». Фото Натальи Катренко

В закоулках сновидений

— Александр Евгеньевич, расскажите о своем новом романе…

— Я всегда считал, что музыка – это особый язык, который имеет божественную природу. И своим писаниям я всегда старался придать музыкальную структуру – речь идет о ритмическом построении диалогов, приемах аллитерации, использовании синкоп и так далее. Роман «Стравинский» тоже имеет свой гармонический ряд. А точнее, четырехчастную форму симфонии (не случайно название каждой его части означает тот или иной музыкальный темп). Задачи заключить роман в привычные жанровые рамки я не ставил, напротив, старался уйти от этого. Меня всегда чрезвычайно волновало человеческое подсознание, то, из чего произрастают наши скрытые мысли и чаяния. Литературные наблюдения этого малоизученного пространства человеческой природы сродни исследованиям сновидений – тому, чем занимались Фрейд и Юнг. И чтобы приблизиться к природе подсознательного в человеке, в своих опусах я намеренно пытаюсь уйти от сюжета, фабулы. Это, как мне кажется, помогает приблизиться к определенной степени свободы. Не скажу с уверенностью, что мне это всегда удается. Вполне возможно, эта идея в принципе недостижима.

— Насколько понимаю, спрашивать вас о содержании романа нет смысла?

— В романе речь идет обо всем, что волнует человека средних лет, пережившего эпоху перемен, в нем поднимаются вопросы любви, веры, духовного здоровья, изменений в системе ценностей. Одним словом, мои размышления о жизни в контексте музыки Стравинского – это непростое чтиво, хотя я очень старался, чтобы роман читался легко. Но в любом случае мне хотелось бы, чтобы книга спровоцировала читателя на сотворчество, помогла задуматься, найти в тексте свои смыслы. Для меня это очень важно.

— Как вышло, что на премию вас выдвинули новосибирцы?

— Действительно, я к этому не причастен. Вообще, в последнее время мое отношение к признанию, ко всяким литературным премиям и наградам в корне изменилось. Я словно успокоился, перестал нервничать на этот счет, понял, что истинное наслаждение — сам творческий процесс. И, как следствие, раздался телефонный звонок (смеется). Замечательный новосибирский поэт, сподвижник Антон Метельков, с которым у меня сложились теплые отношения еще со времен Международного фестиваля «Книжная Сибирь», где я участвовал, давал мастер-классы, выступал с лекциями, стал инициатором моего выдвижения на премию от новосибирского книжного магазина «КапиталЪ». Сам Антон работает в ГПНТБ – научно-технической библиотеке СО РАН, куда я направлял свой десятитомник, а также вышедший в свет экземпляр «Стравинского» ( все эти книги были выпущены благодаря электронной издательской платформе Ridero, позволяющей авторам превратить рукопись в полноценное издание с последующим размещением в ведущих онлайн-магазинах. – Прим. авт. ) . То есть с моими книгами там хорошо знакомы.

Нина Садур, российский драматург, прозаик и сценарист, о романе «Стравинский:

«Писатель Строганов проник в «тонкие миры». Где он там бродит, я не знаю. Но сюда к нам он выносит небывалые сумеречные цветы, на которые можно глядеть и глядеть, не отрываясь. Этот писатель навсегда в русской литературе».

ВДВ от литературы

— На страницах «Стравинского» можно увидеть стихотворные строки, которые принадлежат одному из персонажей романа. Вы снова взялись за стихи?

— Да, когда-то я занимался стихами, как гаммами для того, чтобы не утратить чутье языка, точность метафор. Не случайно Бродский полагал, что поэзия – это ВДВ от литературы. Потом был долгий период, когда я не писал, не диктовалось. Сейчас же словно открылось новое дыхание. В Германии вышел сборник моих стихов «Пианизм». Присутствует поэзия и в «Стравинском», уже новая форма, где мне, кажется, порой удается достичь той самой свободы. А недавно позвонили из Москвы, из Союза литераторов России, и сообщили, что мои стихи опубликованы в альманахе «Словесность». Они же издали сборник «Синкопы». Видите, стоит только успокоиться…

— А как драматургу вам в последнее время так же везет?

— Знаете, да. Буквально на днях я получил письмо от режиссера Александра Пономарёва, который в свое время прославился как автор авангардистского проекта «Чет-Нечет-Театр». Он уже делал спектакль «Два Кандинских». Вот теперь решил взяться за мою пьесу «Удильщики. Милостью Божьей».

— Вам интересно, что из этого получится?

— Не так, как в юности. Хотя и раньше я не вмешивался в постановочный процесс. Видел далеко не все свои спектакли. На сцене зрителю навязывают лица, походки, атмосферу. Спектакль и пьеса – разные производные искусства. У них родители разные. Я давно понял: мои «Три сестры» — вовсе не те «Три сестры», которые мне кто-нибудь когда-нибудь покажет. Пьесы – прежде всего литература.

— Говорят, вы были лично знакомы с Олегом Ефремовым, он даже собирался ставить в «Современнике» вашу пьесу?

— Было дело. Познакомились мы с ним во время постановки моей пьесы «Орнитология» в МХАТе им. Чехова в 1998 году. С Олегом Николаевичем мы много беседовали. Тогда он весьма лестно отозвался о моем творчестве, на всю жизнь уверенности придал. Предложил написать пьесу про Нобелевского лауреата Альберта Швейцера – философа, врача, музыканта. Помню, я даже название придумал – «Очки Швейцера». Но этим планам сбыться не суждено было – в 2000 году Олега Николаевича не стало.

— Вам не обидно, что барнаульские театры не используют в работе ваш материал? Ведь были времена, когда при Краевом театре драмы действовала ваша творческая мастерская, на сценах шли такие спектакли, как «Дивертисмент», «Орнитология», «Лисицы в развалинах», «Якутия», «Долгая жизнь дождя»…

— С годами я научился более рационально относиться к своим эмоциональным затратам и давно ни на кого не обижаюсь. Инициатором проекта, о котором вы говорите, был тогдашний директор Театра драмы Владимир Мордвинов. Тогда мне был дан некий карт-бланш – у меня были репетиционные точки, зарплата, своя площадка. Что говорить, это был настоящий, чистый, красивый эксперимент. Вряд ли такое когда-нибудь повторится.

больше новостей

Похожие новости

График отключения электроэнергии в Пригородном РЭС с 21 по 25 января

На звание «Народный мастер Алтайского края» претендуют 14 умельцев

Участники проекта «Шире круг» представили первые авторские произведения

Наталья Катренко

Источник: Вечерний Барнаул




Свежие новости



How to Edit a Report

How to Edit a Report

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector