Цены на бензин будут расти?

Цены на бензин будут расти?

Фото: www.bragazeta.ru

Накануне лета, когда спрос на горючее обязательно вырастет, наши регулировщики бензинового рынка решили подстраховаться. Они уже в который раз взяли с нефтяников обязательство поставлять бензин по фиксированным ценам аграриям, военным и социально важным клиентам. Без особых споров оговорили объёмы поставок и предельные цены на топливо, по всей видимости после жёсткого напоминания премьера, что «прибыльный экспорт могут и ограничить», введя запретительные пошлины.

Вроде бы что-то получилось, и вроде бы цены на бензин перестали расти. Точнее, перестали расти слишком быстро. Но ведь всё дело в том, что на данный момент расти им просто некуда. Спрос продолжает падать, до лета, которого так боялись, ещё полтора месяца, а экспорт и так ограничен обязательствами по соглашению с ОПЕК, теперь уже с двумя плюсами. Можно подумать, что к договорённостям с нефтяным клубом подключили кого-нибудь с другой планеты. США, как были слегка в сторонке, так и остались, а больше на второй «плюс» никто и не претендует.

Но это уже проблемы внешнего рынка, хотя влияние его на наш внутренний никуда не делось, только сейчас оно, вопреки многолетней традиции, скорее позитивное. Уже и премьер Дмитрий Медведев , и его сырьевой заместитель Дмитрий Козак «примирились» с тем фактом, что внутренний рынок нефтепродуктов затоварен.

Но отпускать цены на АЗС очень не хочется, и тому же Козаку приходится опровергать тезисы про влияние рынка и доказывать недоказуемое – что цены будут расти, даже если бензоколонки совсем перестанут брать топливо со всех НПЗ сразу.

Вице-премьер Козак обрисовал положение дел на топливном рынке так: «Сейчас сложилась ситуация, когда внутренний рынок стал более премиальным, чем внешний. Экономическая ситуация привела к тому, что мы затоварили внутренний рынок нефтепродуктов. … Мы стремились сдержать галопирующий рост цен. Задача снижения цен труднодостижима в условиях рыночной экономики». Намешано тут, надо сказать, у вице-премьера примерно, как на АЗС, где 98-й разбавляют чуть ли не соляркой...

«Затоварили» – это факт, но почему же снижения цен не получается? С прошлого лета, когда все кризисы только начинались, и были напрямую связаны с низкими ценами на нефть, нас пугали скачком цен. Правительство несколько раз прижимало нефтяных королей к стенке и заставляло держать отпускные цены, что не помешало кризису уже у бензоколонок. В глубинке, где монополисты вроде «Роснефти» и Лукойла отнюдь не правят бал, частные несетевые АЗС стали либо закрываться, либо сворачивать торговлю премиальными марками. Впрочем, 98-го во многих регионах и раньше было практически не сыскать.

Таким образом, к лету 2019 года, когда мировые цены на нефть оказались практически на том же, вполне приемлемом для России уровне, как и ровно год назад – сейчас это 70,99 доллара за баррель, мы имеем цены на бензин, выросшие примерно на 15-20 процентов. Да, удалось избежать скачка, который был бы почти нормален прошлой осенью, когда нефтяные котировки упали до 50 с небольшим доллара за бочку. Но этот скачок наверняка бы сменился серьёзным откатом цен, если бы их так упорно не регулировали.

В итоге же, мы получили просто ползучий рост стоимости бензина всех марок, который, по всей видимости, уже не развернуть. То есть, с «рыночными механизмами» дело обстоит не просто плохо, а очень плохо.

Эксперты напоминают, что рыночные механизмы предполагают при перепроизводстве продукции (или при избыточной поставке на прилавки) не рост, а именно снижение цен.

А вот неаккуратное регулирование, когда до верхней планки цен можно разгуляться по полной, практически гарантирует, что тот, кого так «отрегулировали», в любом случае возьмёт своё, а уж на снижение цен не пойдёт ни при каких обстоятельствах. Он ведь таких обязательств не давал. Автомобилисты как обычно, под шумок перепалок правительства с нефтяниками, пытаются запастись дешёвым топливом, но пока не слишком активно.

Правительство уже не раз обновляло соглашение с нефтяниками, причём не только о заморозке цен на бензин, но и об объёмах обязательных поставок. В ответ на последнее нефтяники стали жаловаться на падение прибылей. Но это не удивляет, удивило бы другое – если бы они вдруг пожаловались, что им мешают снизить цены для расширения рынков сбыта. А ведь без пресловутого «регулирования» это было бы вполне возможно. В такое трудно поверить, но ведь валовая прибыль при низких ценах может быть и больше, намного больше – за счёт больших оборотов.

Сейчас же нефтяные компании, которым, при существующих из-за всё той же ОПЕК ограничениях на экспорт, столько нефти просто не нужно, попали в некий цугцванг. С них требуют высоких поступлений в бюджет, а на практике идёт и снижение НДПИ, и падение остальных налогов, в том числе и НДС, на которое в экономических ведомствах кто-то так рассчитывал. Падают отчисления с акцизов и разного рода взносов, есть даже страшная перспектива падения дивидендов от госкомпаний. Не забывайте, что «Роснефть» –лидер нефтяного рынка, и тоже госкомпания. Или почти госкомпания. Это уж кому как больше нравится.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин раскритиковал очередное соглашение отраслевиков с исполнительной властью, но не рискнул предложить пойти на отказ от регулирования рынка.

Он ограничивается предложением квоты поставок на внутренний рынок в 17,5 процента и введением плавающего акциза, привязанного только к ценам на нефть. Платить же его Сечин предлагает не на перерабатывающих заводах, а на АЗС, что гарантированно повысит сборы, в том числе с «левого» бензина, но заметно усложнит администрирование, особенно независимых заправок.

Впрочем, стоит ли так уж печься о нефтяниках, когда многие финансисты либерального толка вообще убеждены, что в России и в наше время слишком дешёвый бензин, и это, мол, развращает экономику, ведёт к чрезмерно высокой энергоёмкости конечной продукции. Для России, с её просторами, с её «Северным завозом», с её анклавами, стабильное транспортное сообщение с метрополией – это вопрос жизни и смерти. Нам жизненно необходимо не просто иметь в наличии дешёвое топливо, и не просто иметь много топлива, а иметь его столько, чтобы хватило на любые непредвиденные случаи.

Не забудем о стратегических соображениях, а заодно вспомним, что Россия, при любых раскладах, географически – самое перспективное направление для глобального транзита Европа-Азия. Будь это хоть «Шёлковый путь», хоть что-то иное. Если же транзит длиной в несколько тысяч километров подкрепить дешёвым топливом, то его преимущества приобретают характер просто бесспорный. Относительно дешёвое топливо – одно из наших последних конкурентных преимуществ, помимо которого остаётся только дешёвая, но весьма квалифицированная рабочая сила.

Но, к глубокому сожалению, не так уж и дёшев в России бензин, как нам пытаются доказать либералы от экономики. Самый дешёвый бензин, и это факт общеизвестный – всё ещё в Венесуэле, хотя там с ним уже масса проблем.

Он стоит в Венесуэле всего-навсего 0,01 доллара за литр, что по сравнению с российскими 0,6-0,7 доллара, согласитесь, действительно, дёшево. Но ведь бензин дешевле, чем у нас, практически во всех крупных нефтедобывающих странах, а также, если брать в сопоставлении с реальными доходами населения, в США, большинстве европейских стран, в Японии и Китае. Реально больше русских за бензин приходится платить жителям только девяти стран из тех 61, которые были обследованы экспертами компании BP. Оказаться в их числе не повезло, например, мексиканцам, канадцам и грекам.

Виктор Малышев — д.э.н., эксперт Независимого нефтегазового клуба

Источник: «Столетие»

Источник: Газета Брянские новости


Свежие новости



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector