«Для русских очень ценно — быть друзьями со своими партнерами»

«Для русских очень ценно — быть друзьями со своими партнерами»

«Россия мне напоминает Японию в средние века»
Как у вас, Масатомо-сан, возник интерес к постсоветскому пространству и России?

— Россия — это очень крупный сосед Японии. К сожалению, у нас очень мало специалистов-политологов, которые бы специализировались на вашей стране. Оттого, думаю, в Японии с избытком негативных стереотипов о России. Ваша страна из-за отсутствия мирного договора с нами и нерешенного вопроса по островам Курильской гряды считается одной из угроз национальной безопасности Японии.
Я понял, что очень важно понять и изучить Россию и быть специалистом по ней. Не только на государственном, но и на региональном уровне. Моя диссертация связана с эволюцией системы вашего местного самоуправления после распада СССР.
Вы рассматриваете все федеральные округа?
— Да, но не беру все регионы, идет сравнение конкретных областей, республик и краев. Я успел побывать в Тамбове, Чебоксарах, Уфе, Махачкале, Казани, сейчас беседую с вами в Кемерове, потом еще запланирован Орел.

Дальний Восток и Камчатка у вас будут?
— Надеюсь, но в этот раз нет такой возможности. Я в Россию приехал на два месяца, и еще один месяц потребовалось взять дополнительно. Кстати, отчасти по причине отсутствия Дальнего Востока я взял регион в Сибири. У моего знакомого политолога есть коллеги из России, и они рекомендовали посетить Кузбасс как очень крупный и интересный регион с точки зрения развития политики и экономики.
На чем строится ваше исследование? Что лежит в основе диссертации?
— Самый большой приоритет — встречи с местными элитами, хотя я и работаю в архиве с документами. Интересует мнение компетентных людей, политологов, потому что они хорошо знают, как происходит управление на местном уровне.

Если речь зашла о политологах, то, на ваш взгляд, в чем различия между российской и японской школой?
— Основное — в наличии специалистов по истории, политике и экономике по каждому региону. В Кемерове есть и политологи, кто способен объяснить, как работает областная администрация, и краеведы, которые изучают историю региона. А в Осаке, втором крупнейшем городе Японии, есть только специалисты, которые занимаются общей японской политикой, они сосредоточены на фигуре премьер-министра и национальном правительстве, отношениях с Китаем и двумя Кореями. Почему так происходит? У нас почти нет запроса к краеведению и изучению конкретных регионов.
И потом, у вас — федерация, много народов со своим менталитетом. В каждом регионе есть свои уставы и конституции. Мне Россия, если честно, очень напоминает Японию в средние века. Некоторые ваши губернаторы даже похожи на наших сегунов.

«Кузбасс — это очень загадочное место»
Что вы как исследователь отметили для себя в государственном устройстве Российской Федерации?
— Тот факт, что она действительно федерация с уникальными региональными элитами, у которых есть не только государственные интересы, но и понимание, как нужно развивать свою область или республику. При этом от региона к региону различается менталитет. В этом и есть кардинальное отличие от Японии, где все регионы и люди очень похожи друг на друга.

Если говорить про Тамбовскую область и Республику Татарстан, то в чем различия в менталитете?
— Могу говорить про собственные ощущения. В Тамбове все разговаривают откровенно, там просто найти друзей. Зато в Казани очень сильно гордятся своей культурой, тысячелетней историей. Кемерово, в сравнении с этими двумя регионами, более осторожный и закрытый. Здесь почти не увидишь на улице иностранцев из Африки и Ближнего Востока. Потому и отсутствует расположение ко мне, которое было в Тамбове.
Эти черты менталитета — они переносятся в политику?

— Да, конечно, в Тамбове мне было легче встретиться с политическими элитами. Позвонил в муниципалитет — и без проблем, приходи к нам, поговорим. А вот в Кемерове все идет очень непросто — много осторожности. «Кто такой, откуда приехал, какая цель, почему именно мне звонишь, почему я?» — постоянно приходится отвечать на все эти вопросы.
Еще вот такое наблюдение, что открытость в Тамбове формирует правильные противоречия между городской и областной властью. Правильные — потому что открыто критикуют друг друга и иногда даже прислушиваются друг к другу и меняют решение. В Кемерове такого нет. Здесь очень сильная областная власть, которой города подчиняются.
Заметна и республиканская гордость в Татарстане. Если в Тамбове в мэрии в кабинете висит фотография президента Владимира Путина, то в Казани, скорее всего, у чиновника увидишь фотографии Путина, Минтимера Шаймиева и Рустама Минниханова.

Взаимоотношения между областной и городской властью в Тамбове — это единичный случай для России?
— Да, потому что после вашей реформы местного самоуправления в 2000-х годах ситуация поменялась в сторону строгого подчинения и жесткой вертикали власти. В этом смысле Тамбовская область — интересный регион для меня. Не менее интересен и Кузбасс, хотя мне он не совсем понятен, очень загадочное место. Местные лидеры многое не говорят и недоговаривают. Поэтому изучение Кемеровской области идет для меня сложнее, чем любого другого региона.
«С русскими нужно дружить, чтобы договариваться»
Если сравнивать местное самоуправление в России и Японии, то в чем, на ваш взгляд, кардинальное различие?
— В российских регионах все проблемы, которые возникают в городах, свешиваются на администрации. Граждане уверены, что областная власть поможет.
В Японии все по-другому, если у нас возникают проблемы, например с теплом и водоснабжением, то необязательно звонить в муниципалитет или региональную администрацию. Можно обратиться в частную компанию, которая поможет. У нас закреплено разделение работ, и это очень эффективный метод.

Какой интерес у частной компании решать городские проблемы?
— Муниципалитет платит деньги за такое участие. И бизнес тогда занимается ремонтом дорог, водоснабжением в школе. Это хорошее разделение ответственности. Нет нужды все свешивать на городскую или областную администрацию и неделю жить без воды, тепла или газа.
Есть ли и другие различия?
— В Японии регионам проще получить инвестиции из-за рубежа. Зато в России, чтобы привлечь иностранных партнеров в Хабаровск, нужно согласие Москвы. Региональные власти, насколько я понимаю, не могут односторонне принимать решения по привлечению инвестиций. Это не только экономический вопрос, но и политический.
С другой стороны, в России городская и областная власть организует больше и чаще мероприятий, чем в Японии. У нас, в основном, этим занимаются общественные организации и бизнес, и нет такого, чтобы область устраивала парад и поздравляла всех с годовщиной окончания войны.
Вы, наверное, в курсе, что в России в последние годы очень невысокая электоральная активность на выборах. Как с этим обстоит дело в Японии?

— Тоже невысокая. И причина, как мне кажется, схожая — у нас постоянно побеждает одна и та же либерально-демократическая партия. Она сильная и опытная, другие — слабые и не могут ничего предложить, у них нет связей в дипломатических кругах с Россией, США и странами ЕС.
Заканчивая нашу беседу, хочется спросить, чему вы научились за время вашего пребывания в России? Какой может дать совет, как нужно вести дела с русскими?
— Я скажу, что прежде чем начинать любые переговоры, нам, японцам, надо развивать с вами человеческие связи. Нам надо стать друзьями до того, как мы приступим к обсуждению бизнеса и политики. Для русских это очень ценно — быть друзьями со своими партнерами.

Источник: news.rambler.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector