Когда мы были на войне…

Когда мы были на войне…

Фото: red-ural.ru

Андрей Шульго один из 68 наших земляков, выполнявших интернациональный долг в Афганистане.

Поначалу мне показалось, что говорить о той «войне незнаменитой» Андрею Ивановичу не очень хочется, так скупо и односложно он отвечал на вопросы.

Но постепенно он заметно менялся, чувствовалось, что, увлекаемый воспоминаниями, Андрей может говорить об этом бесконечно…

Он родился и вырос в посёлке Дзержинском, после окончания школы, особо не раздумывая, поступил в ССПТУ № 8, получил профессию «Тракторист-машинист широкого профиля», а чуть позже – квалификацию водителя. Тогда училище выбирали многие мальчишки: привлекала не только профессия, но и возможность получить документы, которые будут предпочтительны в армии.

В октябре 1983 года призывник Шульго был направлен в учебную часть. В посёлке Мулино, неподалёку от города Горького, в расположении противотанкового полка в течение года Андрей и его товарищи изучали новые (по тем временам, авт.) марки противотанковых ракетных комплексов.

О том, что в Афганистане идёт война, что там находится ограниченный контингент советских войск, молодые солдаты знали. Было достаточно желающих отправиться «за речку», подавали рапорты. Подал рапорт и Андрей Шульго. Тогда ему было отказано, в «учебке» оставили ещё на полгода. А оставаться так не хотелось. Вскоре Андрея перевели в Прибалтику, в Калининград. В городе Гвардейске формировался полк для отправки в Афганистан. Три с половиной тысячи человек, в числе которых был и Шульго, отправились в Туркмению в горный учебный центр. Андрей впервые увидел горы, суровые, неприступные, белевшие снеговыми вершинами.

– Подъём в шесть утра, зарядка, пробежка шесть километров и – в горы, – вспоминает он. – Иногда уходили на день, иногда – на неделю, получив сухпаёк, поднимались до самых вершин. Постоянно проводились стрельбы. Три месяца готовились основательно, знали, куда идём. Совершили марш-бросок до Геок-Тепе, погрузились в эшелон и двинулись на восток. Шли с полным боекомплектом, боеприпасами, техникой.

К тому времени Андрей был уже командиром отделения. Он до сих пор точно помнит все этапы пути до границы, рассказывает просто, без пафоса и, словно определяя некий отрезок жизни, произносит: «В четыре часа утра весной 1985 года мы перешли границу Афганистана».

12-й гвардейский мотострелковый полк стоял в Герате, бывшей афганской столице.

– Полк ещё только прибыл, не участвовал в боевых действиях, – рассказывает Андрей, – а радиостанция «Голос Америки» сообщила, что в провинцию Герат прибыл 12-й гвардейский десантно-штурмовой «истребительно-карательный полк, сеющий терроризм и насилие».

Что «сеяли» там наши солдаты и офицеры, известно хорошо. Жаль, что никогда не взойдут те «посевы» молодыми жизнями, что там оборвались.

Взвод Андрея Шульго находился неподалёку от Герата, охранял мост через реку Герерут. Ночью охраняли, а днём пропускали колонны с продовольствием, топливом, боеприпасами, направлявшиеся в Кандагар, Хост, Кабул. Герат контролировался душманами. Колонны они били сильно, устраивали засады, миномётные обстрелы. На помощь взводу прислали роту солдат, разведчиков, технику. Территорию зачищали, уничтожая душманов, чтобы обеспечить бесперебойное и безопасное продвижение грузов.

– 11 месяцев жили в блиндаже при керосиновой лампе, – продолжает Андрей. – В отделении было семь человек. Узбек Толик Джураев погиб, а Камо Нерсесян из Новороссийска был тяжело ранен. (Замечаю, как у Андрея влажнеют глаза). Много ребят подорвались на минах. Нам в помощь прислали два танка, берега реки были оснащены серьёзным вооружением. Но душманы «достали» миномётными обстрелами! Мы, конечно, сообщали координаты в полк, и наши тоже обстреливали «духов».

На вопрос, было ли страшно, Андрей Иванович честно ответил: «Да». Невольно вспомнились строки Ю. Друниной: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Андрей Шульго знает, воевал.

– Страшно идти в бой, – признался он. – Когда начинают стрелять, думаешь, о гибели, кто первый? А вот в бою уже страха не было, возникала необходимость уничтожения противника.

Изматывала жара, температура днём доходила до 66 градусов. Броня БТРов раскалялась так, что вполне можно было жарить яичницу. Солнце неумолимо жгло весь день, спрятаться негде. Однажды, не выдержав, лопнул термометр.

О многом рассказал Андрей Шульго. Невозможно забыть ребятишек без руки или ноги. Находясь в зоне военных действий, они тоже страдали. Наши ребята частенько подкармливали бачат (так солдаты называли афганских мальчишек-подростков, авт.). До сих пор помнится, как до блеска они вычищали хлебом термосы, из которых ели суп, предложенный солдатами. С улыбкой говорил Андрей о шустрых предприимчивых подростках, словно муравьи, облепивших БТР, остановившийся у дукана. Они умели считать, торговали, говорили на ломаном русском.

– Люди там простые, мы общались, даже стали понимать язык. А вот Герат так и не взяли, он остался душманским. Улицы – шириной полтора-два метра, по сторонам – шестиметровые глинобитные стены, ставшие будто каменными за долгие годы. Бои вести было невозможно.

А какая в Герате красивая мечеть! Бело-голубая, мраморная, вся в узорах, ей несколько веков. Между нашими и душманами даже переговоры велись, чтобы не вести поблизости военные действия и не разрушить мусульманскую святыню…

Я слушала Андрея, не перебивая вопросами, понимая, что он вновь возвращается памятью в теперь уже далёкое, но дорогое для него время. Он признался, что часто вспоминает Афганистан, друзей…

Возвратившись домой в марте 1986 года, долго ощущал некий дискомфорт. Казалось, что чего-то не хватает. А не хватало автомата, с которым не расставался в течение года.

– И трудно было, и уставали, но потом привыкли. Обычная армейская военная жизнь, – подытожил мой собеседник и улыбнулся. – Всё было нормально.

У Андрея Шульго жизнь сложилась: он хороший семьянин, вместе с женой Татьяной они вырастили двух сыновей, есть внуки.

Я спросила Андрея, пожелал бы он своим сыновьям испытать то, что довелось самому. И опять он честно и прямо ответил: «Не знаю. Мужчины не выбирают, они – солдаты».

15 февраля Андрей Шульго вместе с товарищами обязательно отметит 30-летие вывода ограниченного контингента советских войск из Демократической Республики Афганистан.

Людмила КУЛАКОВА

В тему

Дата для проведения Дня памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, выбрана не случайно.

15 февраля 1989 года последняя колонна советских войск покинула территорию Афганистана. Это событие ознаменовало окончание Афганской войны, которая продлилась почти десять лет и унесла жизни более 15 тысяч советских граждан.

В 2010 году День памяти воинов-интернационалистов приобрёл официальный статус.

Источник: Красный уралец


Свежие новости



Что делать?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector